Category: религия

Эриксон про общие черты психологии американцев и русских

Эрик Эриксон. "Детство и Общество." 1963 год. 2 издание,
10 глава. Перевод и научная редакция кандидата психологических наук. А. А. Алексеева

http://developpsy.ru/index/alekseev_anatolij_andreevich/0-19
Цитата отрывка
_

        Про принятие партией церковных максим очень точно. Непогрешимость Папы Римского, например, и непогрешимость КПСС в годы расцвета очень похожи.
        Последний параграф этого отрывка замечательный - про глубокую общность американского протестантизма и русского, как Эриксон его называет "восточного протестантизма", выразившегося в революции. То есть "оппозиционность" в ядре русского характера того времени (да и сейчас, пожалуй, тоже), контр-идентификация (не знаю за кого я, но точно знаю против кого), cтруктура "от противного" - это глубоко американские ценности, только форма выражения в америке и в России отличается. Вокруг этой внешней оболочки очень много споров, много надуманных отличий "загадочной русской души" от "холодной, прагматичной, деловой американской" - это образы на 90% состоящие из проекций. Если внешние слои луковицы убрать вместе с шелухой, то ядро русского и американского характера близки друг другу. Надо быть Эриксоном чтобы это разглядеть и напомнить нам.
_

        Теперь я попытаюсь прояснить то, что имел в виду раньше, когда говорил о новом умонастроении Алёши как форме отсроченного восточного протестантизма.
        Искушения, от которых отворачивается Алёша, равно как и искушения, от которых отворачивается и против которых восстает любой протестант, не столь уж и отличаются от тех соблазнов, какими римская церковь искушала первых протестантов. Вот эти соблазны: колдовское очарование Бога как духа, входящего через органы чувств подобно свету витражных окон; сильный запах ладана и успокаивающее пение псалмов; мистическое массовое крещение; «клинический» взгляд на жизнь как на детскую болезнь души; и в особенности – позволение «прятаться за совесть другого».
Collapse )

про честный пояс

и оказался честный пояс Пресвятой Богоматери целостным, нисколько не повреждённым от времени; все облобызали его с благоговением. И как только патриарх распростёр его над царицей, тотчас она освободилась от мучения демонского и получила совершенное исцеление от недуга своего.

— Димитрий Ростовский. Жития святых (31 августа)

За чудом стоят в очередь люди. Мерзнут, ругаются. Власть знает, что людям нужно чудо и заботится о них. Царица тоже заехала, сфотографировалась. Чудо для сакральности упаковано в ковчег. Стерегут чудо бородатые старцы. Целостный, честный пояс девы, родившей Бога. Чудо непорочного зачатия. А людей мучают демоны, ведь люди думают, что они порочны. Не умеют люди зачать и остаться целостными. Но люди верят в чистое чудо, котрое их исцелит.

источники:
http://ru.wikipedia.org/wiki
http://www.ridus.ru/news/10367/

Египетский бог Horus

По наводке замечательной anita-freud

http://anita-freud.livejournal.com/22181.html

посмотрел пропагандистский фильм Билла Маера - "Religulous."

Убедился, что когда человек сформировал свое мнение жестко и единственная его задача - что-то опровергнуть, то он может нарезать цитат откуда угодно и каких угодно для подтверждения своей позиции.

Билл вдувает, провоцирует и всячески развлекается. Вольно обращается с фактами. Например совершенно уверенно заявляет, что все 4 из канонических евангелистов никогда не видели Иисуса. Никаких поводов для такой уверенности нет. В христианском мире преобладает мнение, то Иоанн и Матвей - евангелисты - это Иоанн и Матвей - апостолы. Иоанн о себе как свидетеле пишет. Конечно находятся люди, которые и это, подобно Биллу, подвергают соменнию. Но фактов нет на эту тему, а Билл уже уверен.

Один момент, который Mаер, конечно, тоже утрирует заставил меня все же поискать источники. И опять оговорюсь, что здесь нет однозначности - есть два лагеря. Все же прочитав этот текст, даже если треть из написанного - достоверна, я думаю о том, чтобы это значило.

Collapse )

Бродский о себе. Христианин-заочник.

Его отношения с Богом были внеконфессиональны. Он соглашался с мыслью об абсурдности человеческого существования, высказанной Камю в «Мифе о Сизифе», но героического атеизма Камю не разделял. Сообщая читателю, что книгу своих рождественских стихов Бродский подписывал: “От христианина-заочника”, — Лосев говорит: “Ему была свойственна любовь к Христу, но не поклонение ему”. Его мерцающая религиозность обусловлена искусством, которому он служил: стихотворная речь, о чём бы ни повествовала, всегда адресована Высшему Адресату. Но опору в житейских тревогах и перед лицом смерти он искал не в Боге, а в самом себе: “вся вера есть не более чем почта в один конец”.

отсюда:

http://lit.1september.ru/articlef.php?ID=200800511