Category: наука

про виноградину

В продолжение разговора
http://alexey5351.livejournal.com/273264.html

Перевод цитаты из Mooc Марка Солмса.
_

Человек не может прийти в сознание, когда часть структур мозга под общим названием
extended reticular thalamic activating system, или более кратко - reticular activating system (RAS) повреждена. (Solms, 2015). Человек в этом случае попадает в состояние комы. Эта структура могда есть не только у всех млекопитающих, но и всех позвоночных. Более того, во всей reticular activting system есть одна область размером с небольшую виноградину, повреждения которой достаточно для того, чтобы человек никогда не пришел в сознание (Solms, 2015). Эта область - periaqueductal grey (PAG). (Марк использует сравнение с маленькой конфетой - jelly bean, но это не очень частое явление в России.) Если хотите, то вот этот "конденсат сознания" обладает способностю включать и выключать сознание, но далеко не только это.

У PAG есть несколько очень важных функций и подробнее об этом можно почитать в книгах Солмса и Дамазио по ссылками ниже. Одна из замечательных вещей состоит в том, что эта область вполне дихотомична и имеет прямое отношение к ощущению чувств на самом базовом уровне, в двух категориях - боль/удовольствие. У PAG есть две колонны - "задняя область" если смотреть визуально (анатомически - dorsal, дорсальная, верхняя). При стимуляции этой колонны испытуемый ощущает остро негативные чувства - которые условно можно назвать "боль", хотя это общий негативный тон любых негативных эмоций, которые мы испытываем - страха, злости, отвращения, итд. Это ощущение "мне плохо," причем не только мыслительное, а вполне себе телесное, шкурное, животное. Испытуемый в этом состоянии не хочет ничего, кроме как прекращения стимуляции dorsal PAG. Наоборот, при стимуляции визуально передней колонны PAG ( анатомически ventral - вентральная, нижняя) испытуемый ощущает острое удовольствие - орагазмическое примерно переживание. (Solms, 2015)

Collapse )



про нейробиологию сознания и споры философов с неврологами

В продолжение разговора:

http://alexey5351.livejournal.com/265126.html

Две хорошие статьи из происходящего сейчас mooc курса о сознании Марка Солмса.

Первая статья Оливера Буркемана читабельна для широкой аудитории без профессионального образования в этих областях. Статья написана образно, поэтично. Автор рассказывает историю развития Hard Problem в философии, описывая при этом ключевого человека - 27-летнего австралийца в джинсовом костюме с длинными волосами, который взбаламутил почтенных профессоров рассказами о зомби. Автор рассказывает о работах Кристофа Коха - одного из самых известных нейроученых современности и о том, как он писал статью в соавторстве с полу-богом Фрэнсисом Криком о теории сознания, а старшие коллеги Коха уговаривали его не ввязываться в это темное дело - можно мол и  профессорскую tenure не получить и репутацию потерять. Про русских богачей, которые возили философов и нейроученых на кораблике по морям на благо человечества. В статье Оливера Буркемана на сайте Guardian нет однозначности, она легкая, многогранная, при этом она о довольно сложных и важных вещах. Enjoy

http://www.theguardian.com/science/2015/jan/21/-sp-why-cant-worlds-greatest-minds-solve-mystery-consciousness?CMP=share_btn_tw

Ну а если эта тема интересна глубоко и серьзено, то есть замечательная статья вышеупомянутого Коха и его коллеги Джулио Тонони. В начала статьи прекрасный на мой взгляд общий обсозор текущих моделей нейронных коррелятов сознания, включая те корреляты Дехейни, о которых я писал раньше - Кох с Дехейни дискутирует в этой статье. Кроме того, авторы формулируют свою теорию сознания с точки зрения IIT - довольно интересно. Для тех, кто вопрошает зачем это абстрактное теоретезирование может быть нужно, можно опять вспомнить Курта Левина - "Нет ничего более практичного, чем хорошая теория". У теории Тонини и Коха есть шанс быть очень хорошей по целому ряду соображений, она же имеет шанс помогать в весьма практических, клинических вещах. Наконец, человек уровня Коха использует свой авторитет чтобы показать, насколько важно сейчас этим заниматься серьезно и не впадать в пораженческие настроения по поводу того, что это невозможно, непостижимо в принципе, слишком просто, итд.

http://rstb.royalsocietypublishing.org/content/royptb/370/1668/20140167.full.pdf

Via Mark Solms Mooc on futurelearn

про связь нарциссичного поведения с тревожным стилем привязанности

Практикующим психотерапевтам замента и интуитивно понятна связь тревожного стиля привязанности и нарциссичного поведения пациента. Вероятно, это не единственный возможный фактор - нарциссизм может быть постр-травматичной компенсацией, может быть вызван целым рядом разных явлений, причинность сложная. Как это часто бывает, мы видим поведение снаружи, а о причинах можем только гадать. Проблема в том, что к людям с нарциссичным поведением трудно испытывать эмпатию. Теории о том, что травма, либо тревожный стиль привязанности, либо и то и другое могут лежать в основе нарциссичности могут в какой-то степени помочь увидеть боль за внешней агрессией и раздражающим поведением нарциссично ориентированного человека. В этом смысле даже если эти теории неправильны, они помогают в клинической работе довольно существенным образом, хотя их самих по себе недостаточно и нужны другие компоненты работы.

Если оставаться с мыслью о связи тревожного стиля привязанности и нарциссичности, хотя бы на уровне гипотезы, всего одного из возможных вариантов, то возникает логичный вопрос - а почему собственно? Как одно связанно с другим?

В этом коротком, популярном видео, сформулирован один из возможных ответов. Кратко и красиво.



Collapse )

Нортхофф про три расстройства

Нортхофф в своей презентации в NYPSI сформулировал гипотезы формирований симптоматики по поводу трех расстройств – нарциссичного расстройства личности, пограничного и somatoform disorder (не знаю как это звучит в русской терминологии). Я не буду повторять свою вечную скороговорку, что его мысли - часть явления, а не полная картина, что все многовариантно, итд. Да, часть, да редукция. Но суть не в этом. То что он говорит – рабочие гипотезы и даже как компоненты этиологии расстройств или как способ думать об этих состояниях они клинически полезны. Я бы сказал очень полезны. Кроме того, он тремя примерами иллюстрирует свой общий подход и работу на стыке разных дисциплин.

Например, он начинает с того, что берет мысль Кернберга, довольно концептуальную, абстрактную, теоретическую конструкцию из психоанализа. Потом он ее кристаллизует в чуть более конкретную форму таким образом, что ее можно выразить численно, измерить и протестировать – он формирует научную гипотезу, которую можно доказать или опровергнуть. Потом он тестирует свою гипотезу и получает результат. После этого, получив в процессе эксперимента не только подтверждение, но и новые данные, он возвращается к клинике явления и формулирует новую мысль о формировании симптомов. Он опять уходит на абстрактный, теоретический уровень, на inference. Процесс таким образом итеративный, это процесс развития и роста, в коротом каждая из дисциплин обогащается. В этом процессе Нортхофф сочетает объективные и субъективные данные, теорию, клинику и эксперимент, нейронауку и психоанализ, не забывая при этом про живого человека.

Что он утверждает в итоге про этиологию трех расстройств? Я напишу кратко как я понимаю его мысли, возможно есть другие трактовки. Текст для специалистов в клинической психологии, психиатрии, нейробиологии, психотерапии и психоанализе.

Collapse )

про метеринство и нейробиологию развития "внутреннего успокоителя" у детей

Психоаналитически на эту тему литературы много. Это работы Винникотта, Кохута, Анны Фрейд, Мелани Кляйн и других.

Мы живем в интересное время, когда нейронаука постепенно догоняет психоанализ, в чем-то соглашается, с чем-то спорит, что-то поправляет.
Вот замечательная статья нейро ученых по совету д-ра Инграхам.

Gee, D. G., Gabard-Durnam, L., Telzer, E. H., Humphreys, K. L., Goff, B., Shapiro, M., ... & Tottenham, N. (2014). Maternal Buffering of Human Amygdala-Prefrontal Circuitry During Childhood but Not During Adolescence. Psychological science, 0956797614550878.

http://pss.sagepub.com/content/early/2014/10/03/0956797614550878.abstract

Статья эта о развитии нейронных проекций от prefrontal cortex областей мозга к amygdala и другим частям лимбической системы. Эти цепи участвуют среди всего прочего в терапевтической интервенции "Name it to Tame it" - когда человек может поймать себя на мысли о том, что у него/нее есть сейчас аффективная включенность, более того, может узнать аффект и назвать его точно, например "Мне тревожно." То в этот момент GABA регуляция от PFC к лимбической системе происходит при участии этих самых нейронных проекций (много всего просиходит, я упрощаю и рассказываю часть). Нейрометиатор, у которого одна из основных функий -  успокоение, течет в область активности и "пожар" хотя бы немного "угасает" (D. Siegel). Условно мы включаем "тормоза", но для того, чтобы это было хотя бы возможно необходимой предварительной точкой является осознание и называние аффекта. Но еще статья Gee & colleagues о роли мамы в формировании и укреплении этих самых цепей. Вообще, все это очень по мотивам Аллена Шора, который пишет о нейробиологии развития привязанности.

Если интересно, Вы можете прочесть статью, или хотя бы ее краткое содержание (по английски - под катом).

Очень грубо, кратко и упрощенно, авторы статьи пишут, что у детей эти самые нейронные связи от PFC к amygdala почти не развиты.  Роль этих цепей, условно выражаясь, в детстве выполняет мама (или папа, бабушка, няня, итд.) Мама регулирует ребенку аффект и невербально и вербально, но очень активно, если присмотреться внимательно - обнимая ребенка, беря на руки, словами, тоном голоса, выражением лица и специальным материнским языком ("motherese"), который кроме мамы с младенцем почти никому не понятен. В этом процессе деятельность amygdala у ребенка гасится практически так же, как она гасится у взрослого человека, способного к само-успокоению. В исследовании показано, что у ребенка очень существенно улучшается регуляция аффекта когда мама есть рядом. Более того, в исследовании показано, что в близких, надежных, устойчивых отношениях мамы и ребенка (там где эмпатичная подстройка мамы к ребенку работает достаточно хорошо) те самые нейронные сети от prefrontal cortex к amygdala ребенка развиваются лучше. Этот процесс наблюдается только в детстве, а в подростковые годы уже не наблюдается. У ребенка с менее доступной мамой (например мамой в глубокой депресии, исключительно тревожной, употребляющей алкоголь или наркотики, итд.) внутренняя способность к само-успокоению развивается хуже. У этих детей повышена аффективная реактивность на внешние стимулы. Один из важных выводов статьи - что детство - критический период для формирования этих нейронных связей.

Исследование Gee не первое по этой теме, тем не менее результатов пока недостаточно, чтобы утверждать что-то однозначно, особенно утверждать причинность. Данные есть, рабочаяя гипотеза есть. Ее можно продолжать проверять в последующих исследованиях. Кроме того можно заметить, что регуляция аффекта и способность к само-ускокоению в достаточно длительной и достаточно иненсивной психотерапии развивается.

Но вообще это красиво на мой взгляд и пока кажется слишком простым чтобы объяснить довольно сложные, многовариантные явления. Но в этом прелесть нейро исследований в отличие от психоаналитических текстов - есть  измеряемые более-менее объективным способом данные, которые можно "пощупать".

Collapse )
via Dr. Ingraham.



Про память подростков

Cеминар д-ра Zellner по работам д-ра Lee и его коллег
https://www.pincsf.org/drupal/index.php?q=civicrm/event/info&reset=1&id=21
был замечательный.

Начался он видео лекцией д-ра Lее, одного из авторов статьи:

“Fear learning and memory across adolescent development: Hormones and Behavior Special Issue: Puberty and Adolescence.”

То что я сейчас скажу будет звучать пафосно, но это то, что я думаю про его работу. Я такое говорю редко. Его работа на мой взгляд вполне достойна Нобелевской премии. Семь лет исследований, смелое формирование гипотез и проверка их в экспериментальной работе с мышами, и параллельное исследование гипотез с людьми, толковая методология. Результаты соответствующие.

Краткое содержание статьи:
http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23998679

Полный текст статьи можно скачать здесь:
http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3761221/pdf/nihms445426.pdf

Если вы читаете по-английски научные тексты свободно, то здесь в ЖЖ больше читать не имеет смысла, стоит читать оригинал.

Ниже кратко основные мысли лекции и обсуждения в сильной упрощенном виде. Сначала базовые вещи, которые не является чем-то новым. Суть открытий Lее и его коллег позже. На мой взгляд эта работа важна для всех, кто общается с подростками и работает с ними - для родителей, учителей, психологов, психотерапевтов, итд. Если Вы работаете с травмой в терапии или тестировании, с тревожными расстройствами и фобиями, причем часть ваших пациентов – дети, подростки и люди возраста лет около 20, то работа Lee может быть очень полезной. На мой взгляд это нужно знать. Например, вы можете понять, что часть из существующих терапевтических техник далеко не оптимальна для определенной возрастной категории пациентов (например EX/RP метод работы с фобиями в CBT для людей в возрасте от 8 до 18 лет) и подумать над тем, какая работа была бы более эффективной.

Вступление затянулось. Ближе к делу:

Collapse )

Про проективную идентификацию в группах, в супружеских и родительских отношениях (PI)

После чтения Кляйн, Ханны Сегал, Биона, Габбарда, МакВиллиамс, Огдена и других на эту тему, я встретил новые и полезные мысли в статье д-ра Ройтмана. Хорошая статья, рекомендую. Знания базовых вещей школы объектных отношений будут необходимы, инача статья по-китайски. Конкретно, стоит в деталях разобраться в splitting, проекции и PI, и уметь подробно разбирать проективную идентификацию на составные части, в отличие от заглатывания ее как понятия целиком или принятия на веру.

http://www.psych.co.il/english/index.php/papers-articles-interviews/item/83

Статья написана давно и некоторые ее моменты можно обновить на основе современных developmental теорий, но тем не менее, добротная, качественная, глубокая. Практически полезная.

видео иллюстрации теории привязанности

В качестве видео иллюстрации к тексту о корреляции клинических состояний и стиля привязанности

http://alexey5351.livejournal.com/242130.html

вот несколько роликов

В первом немного истории про одного из монументально важных в развитии психологии людей - Джона Боулби. В этом же видео нейроэндокринолог рассказывают как именно небезопасные стили привязанности могут быть связаны с дисрегуляцией кортизола и увеличенным риском сердечно-сосудистых и других заболеваний. Кроме того, авторы видео рассказывают о весьма эффективных семейных терапевтических вмешательствах, при которых процент небезопасных стилей привязанности меняется по их оценкам из клинического в 85% к субклиническому/нормальному в 30%.



Второе видео лучше не смотреть тем, кто любит животных и знает, что базовые нейрологические эмоциональные системы у млекопитающих мало чем отличаются от человеческих. Это видео экспериментов Харлоу с обезьянами и суррогатным материнством посредством моделей из проволоки и ткани.



Не смотря на существенный вклад в науку, исследования эти были довольно жестокими. Обезьяны выросшие в подобных условиях, став взрослыми, не были способны к материнству вообще, они иногда убивали своих детенышей.
_
В заключение полезный, хотя несколько депрессивный Ted Talk о том, чего лишены дети, выросшие в детских домах. Кроме того в этом видео много очень грустной статистики о судьбах выпускников детских домов в тех странах, где эта система еще действует. Кстати Джон Боулби - это человек, при активном участии которого система детских домов в Англии перестала существовать.

про реакции на стресс

Дэн Сигел в книжке "The Mindful Therapist" упоминает понятие Primary Developmental Pathways. Если вам интересно, обратитесь к оригиналу, там довольно много букв и я не хочу это тривиализировать.

Пару слов о чем, собственно, песня про любовь. Сигел считает, что помимо генетических предрасположенностей, character style и прочих категорий сложных нюансов характера, у людей есть дефолтная аффективная реакция на стресс. Очень грубо, один человек уходит в грусть, другой в страх/тревогу, третий в злость/агрессию. Если вы читали Яка Панксеппа affective neuroscience, то вы легко узнаете за этими тенденциями хорошо развитую систему PANIC, FEAR, и RAGE соответственно.

Ну вот например случается большой кабум. В воздухе висит неопределенность, в крови - кортизол. Один человек вдруг становится грустным по этому поводу (фонарик его/ее внимания направлен внутрь, появляются глобальные обобщения на себя, сожаление, негативные оценки себя, обвинение, итд); второй сжимается в комок и тревожно сканирует окружающую действительность, ожидает нападения, готовится, закупает муку и спички (фонарик внимания направлен наружу, концентрироваться трудно, ожидание неопределенной опасности, кроме того, человек может в этом состоянии уйти от внешних стимулов, изолироваться, включить избегающее поведение); третий начинает обвинять, очень быстро находит виноватого и по полной программе выдает туда из всех орудий, виноватый снаружи - это альфа и омега, причина и следствие и объяснение всего (фонарик внимания наружу, луч внимания ну очень узкий).

Можно посмотреть на комментарии фейсбука и ЖЖ как иллюстрацию PDP. Тревога и напряжение есть у всех, признаются люди в этом или нет. Но вот что именно включается у конкретного человека в этом фоне? Ни один из этих путей не хуже и не лучше другого, хотя вероятность агрессии у них явно разная. Не хуже и не лучше в том смысле, что родители в детстве, школа, друзья, телевизор на протяжении многих лет педалировали один из путей реакции. Если ваш папа или мама моментально с полуоборота бросаются искать виноватого и спускать на него всех собак - то вам логично научиться этому способу, либо адаптироваться комплиментарно по пути тревоги или грусти (когда виноватым чаще всего оказывались вы). Если вы выросли в среде, где было принято грустить, а обвинять было табу - то первый путь будет ближе. Разумеется, у всех трех есть еще генетические предрасположенности.

Я к чему это пишу? Когда кто-то пишет, что вот вы мол тут все неправильно реагируете, а я один/одна нейтрально и мудро - это в общем тоже позиция, но она о другом, о том, что автор строк лучше вас в чем-то. Абсолютно у всех людей есть психологические защиты и привычные способы реакции на стресс. Они могут быть гибкими или жесткими, широким набором или узким, автоматизированными и быстрыми, или менее автоматизированными. Например осознанная нейтральность - это с одной стороны уже осознанный способ реагирования, то есть не бессознательный. С другой стороны это по сути избегающая стратегия и способ защиты из области второго PDP - совладания с тревогой.

Профессор Преображенский приходит на ум. Вне зависимости от его PDP. Прагматичный, физиологический подход.