Category: кино

Inside Llewys Davis

Замечательный фильм с первой минуты до последней. Оправдал все ожидания. Тонкий, ироничный, стильный, потрясающие Коэновские диалоги, звук, кадр, редактирование, игра актеров. Все мастерски. До миллиметра выверенный, ничего лишнего, при этом смотрится легко и свободно. Фильм, который хочется смаковать. Чистое удовольствие. Только по-ангийски - без оригинального звука много пропадает.

про 21, игровую зависимость и о том, как считать карты

Был такой фильм с Кэвином Спейси 21.



Фильм на мой взгляд хороший, не шедевр, но качественное развлекалово. Нюанс в том, что ради драмы некоторые детали процесса подсчета карт в 21 показаны довольно далеко от действительности. В передаче This American Life недавно был эпизод про 21 (blackjack), ссылка ниже. Очень хороший эпизод и хорошая журналистика. Он подсчете карт, о том что законно и что нет, о том может ли обычный человек, а не только выпускник MIT это делать, сколько люди тренируются, что реально случалось.

Кроме того в эпизоде есть довольно интересный текст про "игровую зависимость" - противоречивый термин с точки зрения клинической психологии, в который часть людей верят а часть нет. Даже если это ну не совсем мягко говоря то же самое, что и алкогольная зависимость (хотя общие моменты есть) - нейролог и поведенческий психолог рассказывают о своих исследованиях людей играющих компульсивно и до последней копейки. Особенно интересно они рассказывают про эффект "я почти выиграл," о котором владельцы казино хорошо знают.

В общем, интересный подкаст:

http://www.thisamericanlife.org/radio-archives/episode/466/blackjack

Кернберг о порно

В типичном порнографическом фильме — так же, как в типичной порнографической литературе — функции Супер-Эго явно отсутствуют. Сексуальность выражается подчеркнуто непринужденно, стыд исключен. Стоит только принять прорыв конвенциональных и особенно индивидуальных ценностей — и свобода от моральных оценок объединяется с волнующей и раскрепощающей свободой от личной ответственности, которую Фрейд описывал как характерную для массы. Зритель идентифицируется с сексуальной активностью, а не с человеческими отношениями. Отсутствие какой-либо не-однозначности, бессмысленность сюжета, не оставляющие места для дальнейших фантазий о внутренней жизни главных героев, также способствуют механизации секса.

Дегуманизация сексуальных отношений, типичная для порнографического фильма, пробуждает в зрителе — особенно если он не один, а в группе — полиморфные перверзивные инфантильные сексуальные чувства, диссоциированные от нежности. Это, в частности, и агрессивные аспекты догенитальной сексуальности, и фетишистская деградация пары в сексуальной близости до набора возбуждающих частей тела, и неявная агрессивная деструкция первичной сцены, разлагающая ее на изолированные сексуальные элементы. Коротко говоря, происходит перверзивное расчленение эротизма, имеющее тенденцию разрушать связь между эротизмом и эстетикой, так же как и идеализацию страстной любви. Поскольку порнографический фильм диаметрально противоположен конвенциональной морали — по сути, выражает глубокую агрессию к ней, как и к эмоциональной близости, — он имеет тенденцию шокировать. Но даже если кто-то пытается использовать порнографию просто для достижения сексуального возбуждения на примитивных уровнях эмоциональных переживаний, все равно она быстро надоедает и перестает действовать. Дело в том, что диссоциация между сексуальным поведением и сложными эмоциональными отношениями пары лишает сексуальность ее доэдиповых и эдиповых смыслов — другими словами, механизирует секс.

Collapse )

груз 200

Я посмотрел этот фильм, как всегда с большой задержкой. Слышал много обсуждений на повышенных тонах. Это второй фильм Балабанова, который я видел. У меня нет никакого желания смотреть еще что-нибудь.

Есть понятие в психологии - вторичная травма. Терапевты, работающие с пост-травматическими расстойствами личности, да и не только терапевты, все люди кто с этим связаны, знают что это такое. В мире происходят ужасные вещи. В мире есть очень больные люди, которые способны на зверства, есть жертвы насилия и зверств. Когда эти истории в любом виде - текста, рассказа или фильма транслируются другим, то эти другие, включаясь, могут испытать вторичную травму.

Я могу понять желание травмированнаого человека своей травмой поделиться. К терапевту идти с этим не принято. Стыдно и страшно. Балабанов настаивает на реальности событий, более того рассказывает, что с его девушкой происходило подобное в реальной жизни. Его способ совладания с собственной травмой - снять кино. Это его выбор. При этом люди пылко рассказывающие, что это смотреть "нужно" и "правильно" - потому что "это правда и это все должны знать" на мой взгляд глубоко не правы. Если у них есть желание cмотреть самим - ради Бога. Только, агитируя других за правое дело, им стоит хорошо понять, что они делают.

Я не тепличный, я разное видел. При этом я вижу конктретный психологический вред в добровольном просмотре фильмов, подобных Грузу 200. Это фильм психиатрический.